velitov (velitov) wrote,
velitov
velitov

П. М. Скавронский

Вот еще один чудесный любитель музыки - Граф П. М. Скавронский.
"Еще в молодых годах Скавронский вообразил себя выдающимся певцом и гениальным композитором. Все свое время он посвящал пению и композиции, хотя ни в том, ни в другом не мог преуспеть.
Раздосадованный на равнодушие соотечественников к своему дарованию и находя, что его не понимают на родине, он решился покинуть Россию и отправился в Италию, классическую страну мелодии и звуков.
Павел Мартынович был убежден, что там оценят его таланты и произведут в знаменитости.
Путешествуя по Италии, он всюду проявлял изумительную щедрость, однако, исключительно по отношению к представителям вокального искусства. На его счет жили певцы, певицы и музыканты, не особенно церемонившиеся со своим патроном, который почти для них только и держал открытыми настежь двери своего чрезвычайно гостеприимного дома.
В Милане, в Венеции и во Флоренции, где он периодически проживал, его окружала громкая популярность, но далеко не в том смысле, в каком он её представлял.
Скавронского все считали чудаком и не без снисхождения смотрели на его музыкальную блажь. Одни тешили его больное самолюбие из-за материальных выгод, другие — из сожаления человека, вышедшего из нормы. И, разумеется, — эта лесть, угодливость и сожаление, исходившее от его музыкальных друзей, еще в большей степени развили в Скавронском наклонность к эксцентричности.
Притворные друзья приходили в восторг от его курьезных композиций, серьезно их разучивали и даже исполняли их иногда на сцене, подвергая автора довольно-таки не сдержанной критики беспристрастной толпы.
Изо дня в день в доме Павла Мартыновича собиралось музыкальное общество, находившее у него не только изысканные яства и пития, но даже драгоценные сюрпризы, что и обязывало всех посвятить некоторую часть времени хозяйскому творчеству.
Скавронский сочинил несколько опер, которые ставились на сцене в Италии. Ни одна из них, конечно, не имела успеха. Видеть свои произведения на подмостках сиятельному композитору обходилось очень дорого. Принимая на себя все расходы по постановке, нужно ныло одаривать всех участвующих, чтобы они не отказывались от своих партий и, кроме того, нужно было откупить полтеатра для своих прислужников, которые обязаны были представлять из себя восторженных зрителей. Они неистово аплодировали и усердно заглушали свист и шиканье независимых меломанов, являвшихся на представление графских опер как на необычайно курьезное зрелище. Впрочем, Скавронского не особенно смущали неодобрительные отзывы публики или музыкальной критики. Он все умел объяснять в свою пользу и всякий протест приписывал зависти к своему таланту. Это убеждение поддерживали в нём и друзья.
Предаваясь, все боле и более музыкальной страсти, Скавронский дошел до того, что прислуга не смела разговаривать с ним иначе, как речитативом.
Выездной лакей-итальянец, приготовившись по нотам, написанным его господином, приятным баритоном докладывал графу, что карета подана. Причем на последних нотах держал большое фермато.
Метрдотель из французов, фальцетным тенорком извещал графа, что стол накрыт. В его репертуар входило нисколько музыкальных номеров. В дни торжественные — мелодия его извещения построена была на высоких нотах, в будни — тон значительно понижался. При гостях — ария метрдотеля удлинялась несколькими лишними тактами.
Кучер, вывезенный из России, был так же обучен музыке. Он басом осведомлялся у барина, куда он прикажет ехать. Своей густой октавой он не редко пугал прохожих, когда на певучие вопросы графа начинал с козел давать певучие ответы.
При парадных обедах, вечерах и музыкальных собраниях — вся прислуга Скавронского образовывала хоры, квинтеты, квартеты и пр. Меню пел метрдотель; официанты, разливая после каждого блюда вино, хором извещали о названии предлагаемого ими напитка.
В общем, его обеды, казалось, происходили не в роскошном его палаццо, а на оперной сцене. В особенности, если ко всему этому прибавить, что и сам граф, отдавал свои приказания прислуге тоже обязательно в музыкальной форме. В этом случае не отставали и гости. Чтобы угодить хлебосольному хозяину, они вели с ним разговор в виде вокальных импровизаций."
Из книги Михаила Пыляева "Оригиналы и чудаки"
Tags: Чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments