velitov (velitov) wrote,
velitov
velitov

П.А.Демидов

Продолжаю читать книжку Михаила Пыляева "Оригиналы и Чудаки". Вот ведь жили на Руси интересные люди:

Демидов вызывал охотников пролежать у него в доме целый год на спине, не вставая с постели. Охотники, разумеется, находились.
— Пролежишь ли? недоверчиво переспрашивал Демидов, оглядывая охотника.
— Пролежу, успокаивал его тот.
— Смотри, трудно ведь на спине...
— Для вашего-то удовольствия трудно? — Ежели вашей милости нравится это дело, так я не шелохнусь даже.
Довольный такой услужливостью незнакомца, Прокофий Акинфьевич отводил ему особую комнату и приставлял к нему людей, которые день и ночь дежурили возле добровольного страдальца. Они же его кормили и поили, не позволяя даже для этого приподняться.
Если, охотник выдерживал испытание, Демидов дарил ему от пяти до десяти тысяч; в противном случае он изгонялся вон, и даже испробовав розог.

Очень часто являлась у Демидова блажь — любоваться в продолжение часа на немигающего человека. Уговорится он с каким-нибудь субъектом, чтобы тот простоял перед ним час, не мигая, а сам все время машет рукой перед его глазами. И если субъект не мигнет — щедрая денежная награда, мигнет — поток брани.
— Каналья! кричал Демидов. — Берешься не за свое дело!.. Ну, где тебе, дураку, не мигать!.. Какое от тебя может быть удовольствие для богатого человека? Вон, негодяй!

Один из заводских приказчиков Демидова попросил у него раз денег:
— Батюшка, Прокофий Акинфьевич, помогите! До того плохо приходится, что хоть в петлю лезть!
— Отлично, ответил Демидов, — помогу, но только сперва повесься при мне. Я никогда еще не видал человека, который добровольно бы лез в петлю.
— О, Господи! Благодетель ты наш, достаточное ли дело христианской душе такую смерть воспрять!?
— Нет, ты сперва потешь меня, а потом уж и я тебя: выдумка-то твоя мне больно нравится. Удружи, и я твоим наследникам, сколько хочешь, дам... хоть сто тысяч.
Однако через несколько дней богач смилостивился и, отдавая пособие, укоризненно заметил:
— Видишь, какая у тебя подлая душонка; в кои-то веки, раз в жизни, задумал сделать неслыханное дело, да и то от трусости не посмел. Вперед уж лучше не хвастай, а не то я буду считать тебя за мошенника.

Рассердился как-то Демидов на квартального своего околотка, причинившего ему какое-то неудовольствие. Призывает он его к себе на обед. Выказывает очень большую любезность и радушие. Квартальный торжествовал: вот, мол, самого Демидова довел до почтения к своей особе! Хлебосольный хозяин с удивительной настойчивостью наполнял бокалы гостя дорогим вином. В конце концов тот совершенно опьянел. Прокофий Акинфьевич, конечно, воспользовался моментом для мщения. По его приказанию; раздали гостя до гола, обрили ему голову, вымазали всего медом и обваляли в пуху.
Проспавшись, поднимается квартальный и с ужасом взирает на себя, не понимая, что с ним делается. Следивший за ним через замочную скважину, Демидов является с объяснением:
— Как не стыдно тебе в таком виде являться к обывателю? Кто тебя, после этого уважать станет? Сейчас я тебя отправлю в карете к губернатору — пусть полюбуется.
Квартальный взмолился:
— Если не чудеса со мной творятся, так непременно это дело ваших рук.
— То-то! А будешь мне гадости делать? а?
Дело кончилось тем, однако, что Демидов подарил ему парик и мешок с червонцами.
Tags: Чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments